astonia
Больной, вредный, буркотливый, некоторые утверждают, что няшик.
Ладно, пришло время рассказать свою сэд стори, которую я урывками тут излагала.

Лет в двенадцать я резко стала невероятно толстой, неловкой и антиграциозной. У меня была неправильная осанка, от чего и так большой живот торчал еще больше, монобровь, о которой никто не говорил, и постоянное непонимание. Я просто не могла осознать, почему люди надо мной смеются и почему мальчики не обращают на меня внимание. В лет тринадцать меня затаскали по больницам, где делали многое из того, что сложно нормально принять в таком возрасте. Было больно ходить, живот тянуло при каждом движении. И даже когда это прошло, я все еще была толстой. Такой я и оставалась до недавнего времени.

После десятого класса мы поехали в лагерь, где одна девочка задавала мне те же вопросы, что и я сама все эти годы. А потом у нее все стало хорошо. Я помню, что тогда по-детски влюбилась в человека, который был добр ко мне. Странно, что я до сих пор это делаю. В одиннадцатом классе мой вес достиг апогея, и когда выбирали выпускное платье, я едва влезала в XL. Тогда я так же по-детски влюбилась в мальчика, у которого была девочка, и который никогда не посмотрел бы на такую страшилу как я. Пришлось стать злой и сильной, потому что года бесконечных диет и тренировок не давали ничего. Тот пацан общался со мной только потому, что мог таким образом получить медаль, и он получил - золото, а я серебро. Помню, что плакала, сидя около шкафчиков, а он стоял рядом, потому что знал, что именно он сделал.

На выпускном я напилась, потому что хотела. Думала, что это принесет облегчение. Не принесло. Дни сменялись днями и я, все еще такая же толстая и неуверенная в себе, пошла в университет. Мне казалось, что тут-то точно все должно стать иначе, но, конечно, ничего не стало. Весь первый курс я промаялась, пытаясь хоть как-то привлечь к себе внимание, но со стороны казалась сумасшедшей. В конце первого курса я встретила Женю, который тоже был добрым ко мне. Несложно понять, что произошло. Но, конечно, все закончилось быстро и печально для меня.

Летом родители не выдержали и отдали диетологу. Я похудела на 7 кг, и почти поверила, что весь мир у моих ног, но как только вернулась в универ, снова столкнулась со стеной между собой и всем миром. Еще год я тынялась, пока к концу следующего лета не встретила Филиппа, который на самом деле хотел чего-то нормального, вот только... Еще месяц я мучалась.

Еще почти год ушел, прежде чем я сбросила еще 5 кг, и в жизни моей ничего не изменилось кроме того, что теперь я носила размеры М. Но тут-то и ожидал за поворотом новый пиздец. Стоило пойти в тренажерку, как получила травму, и почти растеряла веру, что мне стоит бороться.

И теперь я смотрю на девочек, которым шестнадцать-семнадцать лет и дико завидую от того, что у них есть то, чего никогда не было и не будет у меня.